Мнение

Канонизация

07.11.08

Автор

Евгений Козловский

В колонке «Любимые гаджеты Козловского» гуру российской журналистики признается в искренних чувствах - от обожания до недоумения, - к самым разным техноштучкам. И объединяет их одно - все они были выбраны гуру для личного пользования.

В прошлый раз не хватило места, чтобы довести историю про «мой фотоаппарат» до завершения: слишком она, почти по-детективному, оказалась запутанной. Поэтому завершаю ее здесь. В «Объективной реально­сти» я попытался заинтриговать читателей «жесточайшим разочарованием» в фирме Olympus и пообещал подробности. Вот они.

В одной из моих крымских поездок, как сейчас помню — в парке Алупкинского дворца, — Е-20 вдруг не отозвался на кнопку спуска, а в окошке видоискателя потемнело в ноль. Естественно, я попротирал стекло, попинал колеса (ну, в смысле — проделал reset, пару раз вставил и вынул аккумулятор) — толку не оказалось. Доснимал я поездку, — безо всякого удо­вольствия, — жениным Casio, — а, вернувшись в Москву, первым делом поехал в сервис. Вот там-то оно и случилось! Мастер разобрал камеру, куда-то там подключился, глянул и сказал: «Ну да. Затвор. Исчерпали лимит. Много снимали-то?» «Какой лимит?!» — изумился я: ни про какой лимит Olympus нигде, ни в User Guid’е, ни на сайте, мне, покупателю, не со­общал. «Ну, аппарат-то не профессиональный. Поэтому на число срабатываний затвора установлен лимит. Придется менять. 400 баксов.»

К тому, что техника ломается, и что за ремонт приходится платить, я отношусь хоть кисло, однако с полным пониманием. Но что она ломается намеренно, по достижении некоего тайного показателя, — это мне показалось… невероятным! Оскорбительным! Я тут же описал эту историю в «Компьютерре» и всё поджидал опровержения от Olympus’а: дескать, мастер что-то напутал, дескать, затвор у вас просто случайно отказал, — но не дождался. Что и принял за косвенное, но мощное подтверждение слов мастера. И с этого момента фирма Olympus существовать для меня перестала. И когда она выступила с новым, весьма симпатичным по концепции, стандартом 4/3, у меня даже мысли не промелькнуло внимательно глянуть в его сторону.

Olympus E-20

В одной из моих крымских поездок, как сейчас помню — в парке Алупкинского дворца, — Е-20 вдруг не отозвался на кнопку спуска, а в окошке видоискателя потемнело в ноль.

Снимать, однако, отремонтированным Е-20 я продолжал, — хотя ры­нок стал предлагать множество подлинно зеркальных аппаратов по вполне вменяемым ценам, — потому что менять платформу — дело, требующее свободных денег и определенной решимости.

И тут пришло письмо от совершенно не знакомого моего читателя. Там он писал, что он мой давний поклонник, что это я подвиг его в свое время на занятия цифровой фотографией, и что он приобрел недавно, кажется, Pentax («не ругайтесь на меня за это!»), — так что не знаю ли я хороших рук, чтобы пристроить его Canon D60, в отличном состоянии и даже с неплохим фиксом в комплекте. Единственная плата — приехать за аппаратом к его метро, помнится — в Тушино. «Это — знак», — понял я, спросил, не сочтет ли он мои собственные руки достаточно хорошими. На что он ответил, что, конечно, сочтет, и даже — в знак уважения — сам привезет камеру к моему метро. Что назавтра и случилось. D60 — это вторая «народная» цифровая зеркалка, выпущенная Cano­n’ом. Первую, D30, отличающуюся от D60 только логическим размером матрицы, я попробовал, едва она вышла, в Париже и пришел в полный во­сторг. А, когда позже сравнивал D60 с 20D и 30D, сделал вывод, что это продолжение одной и той же линейки, — поэтому относился к своей новой камере не как к антикварному образцу из Политехнического музея, а как ко вполне современной, — ну, может, чуть недочувствительной и чуть медлительной. Шести мегапикселей мне хватало с головой, даже на выставки, и, помнится, как-то в Иордании, они — при печати на A3+ влёгкую побили «по картинке» 13,3 мегапикселей «пятерки» моего приятеля. Постепенно обзавелся парком объективов, покрывавших почти все мои «фокусные» потребности, — правда, сравнительно недорогих.

Однако все-таки и чувствительность хотелось повысить, и скорость включения/фокусировки, и еще: я не слишком мучительно, но все-таки тосковал по так называемому (тогда, впрочем, так еще не называемому) «Живому Взгляду», Live View, — это когда можно строить кадр не по зеркалу, а по дисплею: чуть ли ни единственному преимуществу олимпусовского Е-20 перед кэноновскими зеркалками. «Живой Взгляд» я пользовал, конечно, не особенно часто, но там, где он приходился в самый раз, обычно получались кадры совершенно уникальные. Например, с земли. Или — над толпой.

Вот ровно потому, когда вдруг появилось немного внеплановых денег, я, не раздумывая, употребил их на покупку «сороковки», Canon Eos 40D, передарив шестидесятку дальше. Скорость реакции и скорострельность подскочили на невероятную, чуть ли не чрезмерную, высоту, чувствительность поднялась заметно и, главное, — я снова обрел потерянный было «Живой Взгляд».

Canon EOS 40D

Когда вдруг появилось немного внеплановых денег, я, не раздумывая, употребил их на покупку «сороковки», Canon EOS 40D.

Я не берусь сказать, что именно Canon делает сегодня самые лучшие зеркалки: щупая камеры других производителей, я находил многие из них весьма близкими по возможностям и удобству к кэноновским, взять тот же Nikon. Однако, с той или иной мерой случайности (у меня она оказалась полной) приобретя первую зеркалку, ты становишься ее заложником: менять парк объективов — дело занудное и не дешевое, а производители, похоже — специально, — выдумали эту самую несовместимость по байонету. Впрочем, сказать, что какая-нибудь из виденных мной камер «завлекательно» превзошла мою «сороковку» — не могу.

У меня даже — в отличие от многих коллег — не текут слюни по «полноразмерной» матрице, на которую сегодня пытаются подсадить фотографов многие производители. Разницы в «картинке», о которой многие рассуждают, я почему-то не вижу, а полная, в размер пленочного кадра, матрица в цифровой ипостаси может быть приравнена не к узкой, а к широкой пленке, где-то 4,5 х 6 см. Так сказать — профессиональной. Так что до тех пор, пока я не получу финансово оправданного заказа, требующего полного кадра (предчувствую: не получу никогда) — буду с легкой душой и полным покрытием потребностей оставаться на «кропнутом». Недурно бы только было потихоньку поменять дешевые объективы на дорогие.

Канонизация
Подробности «жесточайшего разочарования» в фирме Olympus.  / Мнение / 07.11.08
Подробнее >>

Выделите и скопируйте код в буфер обмена