Мнение
Рисунок Темура Козаева

Четвертое агрегатное

08.12.08

Автор

Евгений Козловский

В колонке «Любимые гаджеты Козловского» гуру российской журналистики признается в искренних чувствах - от обожания до недоумения, - к самым разным техноштучкам. И объединяет их одно - все они были выбраны гуру для личного пользования.

Еще три месяца назад, если б меня спросили: «Каким телевизором вы пользуетесь?», я бы, не моргнув глазом, ответил: «Xentia от Grundig. На ЭЛТ, 32-дюймовым, плоским, широкоформатным, стогерцовым. И очень им доволен.» Если б меня спросили вслед: «А почему же вы не перешли до сих пор на High Definition?», я сказал бы: «Во-первых, по High Definition пока особенно нечего смотреть: ассортимент блюрэйных дисков так скуден, что выбрать из него нечто интересное для меня, — практически просто невозможно. А во-вторых — потому что ЭЛТ телевизоров высокой четкости не выпускают, а все цифровые устройства дают совершенно неприличную, эстетически неприемлемую картинку. Правда, не так давно появи­лась у Epson пара моделей проекторов высокой четкости: EMP-TW2000 и еще не упавший на прилавки EH-TW5000, — которые, пожалуй, не уступят по картинке любому ЭЛТ и даже кое в чем (в геометрии, например, и в отсутствии пульсации объекта в зависимости от его яркости) ее превзойдут, — но (даже если отвлечься от почти неприличной их цены) моя скром­ненькая квартирка ну никак не приспособлена для использования проекто­ра. К плазменным же и жидкокристаллическим телевизорам у меня есть серьезные претензии, главная из которых — отсутствие подлинного черного цвета. Что и попросту раздражает, и делает художественную кинокарти­нку порой совершенно нехудожественной.»

Это всё — если бы спросили три месяца назад. Но два месяца назад моя Xentia служить дальше отказалась. Погасла и включалась снова только перетыканием вилки в розетку и то — минут на пять. Ее, конечно, можно было бы попытаться починить, но я предпочел, как и в случае с фотоаппа­ратом, принять это за знак свыше и перейти, наконец, на HD. Xentia пере­ехала в Нижний Новгород, где после ряда манипуляций умными руками и была оживлена. А я отправился в МедиаМаркт, — выбирать новый телевизор. Смотрел я исключительно в сторону телевизоров Full HD (какой смысл покупать морально устаревшую технику?) и — жидкокристаллических. Ибо к «плазме» имел устойчивое предубеждение, вызванное неоднократными опытами по тестированию разных ее образцов. Правда, сравнительно давними.

Во-первых, чтобы газосветные лампочки «плазмы» мгновенно отзывались на управляющий сигнал, они должны находиться в состоянии полной готовности, которое обеспечивает так называемый предподжиг. То есть даже «черные» лампочки хоть немножко, да горят всегда. Тлеют. В связи с чем, при близком и внимательном взгляде на «плазменную» картинку, я прежде всегда с раздражением замечал эдакое «бурое шевеление». Во-вторых, хотя производители «плазм» заявляли даже не 16 жидкокристаллических миллионов цветовых оттенков, а их миллиарды — реально я всегда обнаруживал явно заметные границы тонов на градиентных заливках — ну, вроде синего неба. Как мне объяснил знающий инженер, происходит это вот почему: газосветные лампочки «плазм» могут либо гореть, либо — не гореть. Гореть с той или иной степенью интенсивности они не умеют. Поэтому яркость регулируется в «плазмах» за счет скважности: разной длительности горения, включаемой с разной частотой. И вот, чтобы под­нять частоту до величины, обеспечивающей эти самые миллиарды оттен­ков, нужно очень много энергии. Заметно больше, чем может себе позво­лить обычная квартира. Потому цвета и, что называется, подрезают.

Panasonic TH-R42PY85

Плазменный телевизор Panasonic TH-R42PY85

В МедиаМаркте нам с женой более других приглянулся тредцатисемидюймовый жидкокристаллический Panasonic, TX-R37LZ85, и, вернувшись домой, я позвонил в представительство, попросил его на тестирование. Мне ответили согласием, но предложили — параллельно — поглядеть и на их сорокадвухдюймовую «плазму»: TH-R42PY85. Хоть полностью и пре­дубежденный, я ответил: «Почему бы и нет? Спасибо», — и, спустя пару дней установил их рядышком и — через сплиттер — пустил одну и туже ка­ртинку по HDMI. И что вы думаете? «Плазма» победила с первого же взгляда (не только моего: я перетаскал домой за это время с десяток сосе­дей и приятелей, среди которых были и профессионалы «взгляда») и безо­говорочно. Превосходный, с сочной (на мой вкус — чрезмерно, южно-азиа­тски, сочной, — но это ведь можно всегда прикрутить?) картинкой ж/к все время зиял вместо черного сизой серятиной, светом лампы, пробивающимся сквозь никогда до конца не закрывающиеся жидкие кристаллы. В то время как «плазма» предложила черный цвет, сравнимый (а в некоторых условиях освещения комнаты и неразличимый) с чернотой полированной черной рамки. Ни о каких градиентных разводах не было и речи, цветовая палитра на «плазме» показалась мне даже тоньше и богаче, чем на ж/к. Пять вентиляторов на задней панели были абсолютно не слышны, сколько я ни прислушивался, а сам телевизор совершенно неожиданно оказался даже тоньше, чем меньший по диагонали ж/к. Как такое получилось? Ну, там, конечно, масса технологических ухищрений, но главное, — как я понял, — инженерам Panasonic удалось резко снизить напряжение зажигания лампочек, — отсюда все эти чудеса.

Так что за технологиями сегодня нужен глаз да глаз: неправильно опираться на впечатления двухлетней и даже годовалой давности и считать некоторые, казалось бы — концептуальные, — дефекты непреодолимыми.

Правда, судя по «Руководству», проблема выгорания пикселей и их «памяти» пока еще у «плазм» осталась, — хоть тоже резко уменьшилась и вся обвешана разного рода предохранительными ухищрениями, — но к обсуждению этого вопроса я, пожалуй, вернусь через годик-другой: пока этот предполагаемый дефект не проявился никак, хоть я уже месяц гоняю свою «плазму» в хвост и в гриву.

Так что если меня спросят сегодня: «Каким телевизором вы пользуетесь», — я с большим удовольствием отвечу: «плазменным Panasonic VIERA TH-R42PY85.»

Четвертое агрегатное
Как наш техно-гуру перешел на плазму High Definition.  / Мнение / 08.12.08
Подробнее >>

Выделите и скопируйте код в буфер обмена