Мнение
Сергей Чонишвили

Активно всеяден

26.01.09

Сергей Чонишвили

Сергея Чонишвили долгое время называли специалистом по «играм и тайнам». В его послужном списке было много названий фильмов и спектаклей с этими словами. И хотя в начале карьеры он утвердился в амплуа отрицательных героев, по нему вздыхали практически все барышни нашей страны. Уж очень обаятельный. А голос? Голос Чонишвили звучит повсюду 24 часа в сутки: в рекламе, в документальных фильмах… наконец, его голос стал «фирменным знаком» канала СТС.

Кто?

Сергей Чонишвили

Самый обаятельный злодей российской сцены, главный голос телеканалов и кинохитов.

Сергей, сразу вопрос по нашей теме: как складываются отношения с Интернетом?

— Наверное, я человек старомодный. Интернетом начал пользоваться недавно и в своих компьютерных опытах себя ограничиваю. Не увлекаюсь.

Интернет — это вообще бич нашего времени или великое благо?

— Интернет — это не зло, это данность. Это прекрасное средство коммуникации и возможность мгновенного доступа к нужной информации. Это средство общения, получения знаний и новостей. Единственно, обращаясь к Интернету, каждый должен знать, что там встречается не всегда достоверная или полезная информация. Поэтому и надо уметь фильтровать ее. Как, впрочем, и в реальной жизни. А гаджеты… я ими совсем не пользуюсь.

И мобильного телефона нет?

— У меня два мобильных телефона. Один — Qtek S200, другой — Nokia 6300.

Зачем вам два?

— Два лучше, чем три.

Часто звоните?

— Звоню редко. В основном пишу эсэмэски. Я часто не отвечаю на звонки, потому что как правило, постоянно занят. Либо у микрофона, либо веду машину, сплю, снимаюсь в кино, озвучиваю роли, принимаю ванну…

Как много веских причин, чтобы не говорить по телефону.

— Но я обязательно перезваниваю всем, когда освобождаюсь.

Не забываете?

— У меня хорошая память. Я себя помню с года и трех месяцев. Сначала отрывочно, а с трех лет я себя помню стабильно.

Какой у вас компьютер и как вы его используете?

— Sony Vaio. Я не увлекаюсь всемирной сетью. Получаю письма, а когда нахожусь в долгой изоляции, как недавно было, читаю новости. Но все же стараюсь пользоваться Интернетом как можно меньше.

А как же вы книги пишете? (У Сергея вышло две книги — «Незначительные изменения» и «Человек-поезд». На подходе третья, которую он планирует назвать «Антологией неприятностей Антона Вернера».)

— По старинке. Ручкой на листах бумаги. И это принципиально. Это, на мой взгляд, единственно возможный путь сохранения авторской энергетики и передачи ее читателю. Без посредника. Выпуск книги — процесс долгий. В нем участвует большое число людей, а, следовательно, и большое число рук. Я убираю, по крайней мере, одного посредника — механизм, то есть компьютер.

Вы пишете, когда есть возможность или когда накапливается определенный опыт?

— У меня третий путь. Я не причисляю себя к профессиональным писателям. Этот труд считаю своим хобби. Поэтому и не связываю себя никакими договорами и обязательствами. Я пишу в свое удовольствие, а не по расписанию. У меня нет такого, чтобы каждый день с 8 до 10 часов я брался за ручку. Однако процесс движется постоянно. Вообще, пусть у меня будет мало книжек, но все они будут мне и моим читателям доставлять радость.

Значит, вы сначала пишете, и только потом ищете издательство?

— Именно так. Понимаю, что выглядело по крайней мере странно, когда человек, написавший свою первую книгу, пришел в издательство и сказал: «Макет книги будет мой». Не каждый издатель на это пойдет. Но в моем случае получилось.

Зачем вам это было нужно?

— Для меня книга — это кино на бумаге. Мне важно в ней все. Какой формат, как она будет оформлена, как будет расположен текст. Я хочу, чтобы человек, который возьмет ее в руки, получил бы именно те эмоции, которые я хотел ему передать. С первой книгой получилось не все. Потому что человек, который выпускал «Незначительные изменения», сам допустил «незначительные изменения» в бюджете. Потом издательство прекратило свое существование, и вторую книгу я выпустил в том виде, в котором я хотел. У меня был уже опыт общения с издательствами, и я знал, как добиться того, чего я хочу.

Какую роль играют ваши книги в вашей жизни?

— Терапевтическую. Когда я нахожусь в процессе написания той или иной истории, я пытаюсь понять и принять себя. Хотя и история, конечно, тоже важна.

В фильме «Дважды в одну реку», в котором вы недавно снимались, ваш герой увлечен Интернетом и даже заводит виртуальный роман с девушкой, которая в реальности оказывается его женой. Известно, что вы предпочитаете погрузиться в ситуацию, досконально изучить предмет и, таким образом, добиться достоверности. Когда вы играли в спектакле Независимого театрального проекта «Игра в жмурики», то ходили в морг. А во время съемок фильма пробовали завести интернет-знакомство?

— Есть большая разница между персонажем и артистом. И для того чтобы сыграть какую-нибудь роль, совсем не обязательно полностью повторять поступки героя в своей жизни.

Вы исчезали надолго. Почему? Готовились к новой роли?

— Если бы. Я был на лечении в Германии. В Мюнхене.

Что случилось? И почему в Мюнхене?

— Случилась производственная травма. Прямо на сцене. Понял, что могу потерять ногу, и срочно уехал в Германию, известную и своей диагностикой, и методами лечения.

Актерская профессия изматывает и психологически, и физически. Как вы восстанавливаетесь?

— Очень просто. Я отключаю свои мозги. А так как я работаю по 24 часа в сутки, то стараюсь каким-то образом распределить время. Если мне очень хочется спать, я могу лечь на 20 минут и полностью восстановиться. Кроме того, смена видов деятельности, переключение из активного рассуждения в созерцание, тоже становится отдыхом.

Чем вы сейчас занимаетесь?

— Как обычно. Езжу по озвучкам: озвучиваю документальное кино, записываю рекламу и аудиоспектакли для радио — такие когда-то назывались «театром у микрофона», а на этой неделе возвращаюсь на СТС. Пока не снимаюсь в кино. Мой последний съемочный день был 28 декабря 2007 года. Но я жду предложений и новых сценариев.

Говорят, вы достаточно экстремальный человек. Любите опыты над собой ставить. Для чего это вам?

— Одно время мне было интересно, что я могу делать, а что нет. Я был активно всеяден и пытался понять.

И какие были успехи?

— Практически все, за что я брался, мне удавалось. Однажды я решил поучить немецкий язык. Конечно, я его не выучил, но через две с половиной недели начал читать и кое-что понимать. В результате я почувствовал, что не так уж и страшен этот язык. Почему остановился? А не было смысла учить. Для чего? Нужна мотивация. Делать что-то без нее я не могу. Очень я ленив.

А другие эксперименты?

— В спектакле «Псих», который шел в «Табакерке», - театре под руководством Олега Павловича Табакова, - мне пришлось играть на фортепиано. Я в детстве закончил музыкальную школу. А навыки, когда-либо приобретенные, легко восстанавливаются. По ходу спектакля я играл несколько джазовых пьес. Вернее, я имитировал игру, и как говорили многие, весьма искусно, но фонограмма была записана мною. Мне повезло освоить водные лыжи, дайвинг. Правда, на занятия этими видами спорта требуется очень много времени. А у меня его, прямо скажем, нет.

А деньги — есть? Кризис как-нибудь на вас сказался?

— Пока не знаю. Все начали говорить о кризисе, не подозревая, что кризис — это всего лишь перераспределение средств. И осознание некоторых реальных вещей. Он сказывается в других странах, куда ввозят бензин. Там цена на него падает в два-три раза. А у нас она почему-то со скрипом снижается на один рубль. Загадка. Я до сих пор не могу понять, откуда взялись зашкаливающие цены на недвижимость. Для меня это непонятно, как и то, что они держатся до сих пор.

Интервью — Лариса Алексеенко

Активно всеяден
Сергей Чонишвили
Обладатель самого узнаваемого голоса страны не только играет в кино и театре, но и пишет книги.  / Мнение / 26.01.09
Подробнее >>

Выделите и скопируйте код в буфер обмена