Мнение
Никита

Никогда не говори навсегда

11.08.08

Никита

В канун «нулевых» годов певец и музыкант Никита сыпанул горсть серебряной пудры на телевизионные экраны и бодро, без сожаления спел про «Улетели навсегда». Красивый тембр голоса и нахально сыгранная томность позволили выделиться и запомниться. И даже многолетнее отсутствие — он путешествовал в поисках «новых знаний», — не сильно повлияло на вкус и память нашей публики. И пыль мы редко смахиваем с экранов, тем более, если она блестит.

Кто?

Никита

Певец и музыкант. Слава и всенародная любовь пришли после песни «Улетели навсегда». В последнее время готовит мощный камбэк.

— Никита, расскажите о самом ярком и интересном приключении в вашей жизни.

— Это... Это был конный поход. Более 10 лет назад. Большим отрядом — от Петербурга до Уральских гор и обратно. Полтора месяца приключений и невероятных событий. Жизнь в полевых условиях, полный экстрим. В городских условиях мы все одинаково нормальные, уравновешенные. А в подобных ситуациях наружу выходит личность, пробуждаются истинные человеческие качества. Мне повезло, потому что моя команда оказалась на высоте. Все было чудесно, все по-настоящему: гитара, костер, много вкусного; читали вслух стихи, книги, пели песни. Гармонично. Классно!

— На самом деле этот вопрос должен был спровоцировать рассказ про Тибет — про то, как вы прожили там полгода.

— Не хочу говорить на эту тему. Ее часто затрагивают, но это настолько серьезный отрезок жизни, настолько важная для меня духовная практика, что я не хотел бы говорить об этом вскользь. Это тема для отдельного разговора.

— Тогда о менее сакральном — как проходит жизнь вне цивилизации?

— Мне сложно обходиться без благ технического прогресса. Я не могу и дня прожить без Интернета, без телефона. Но мне кажется, мы должны на какое-то время от цивилизации уходить, чтобы мозг отдыхал, и «голова дышала», чтобы была возможность общаться без понтов и преувеличений, которые есть в нашей жизни — дорогих гаджетов, машин и так далее.

Никита

— Какие же гаджеты вы используете в обычной жизни?

— Мой мобильный телефон — Nokia N76, очень красивый, современный. Использую все функции — от звонков и SMS до выхода в Интернет. С его помощью даже скачиваю музыку. Так же активно, как телефон, работает мой компьютер — все, что может предложить на сегодняшний день прогресс, я использую в полной мере. Это же так интересно! У меня несколько компьютеров. Во-первых, моноблок от Sony: легкий, компактный, удобный, с большим хорошим экраном. Ну и конечно, ноутбук от Apple. MacBook Pro — это просто супер.

— Песни пишите именно на нем?

— Когда я сочиняю свои песни, мне достаточно MacBook, а если вдохновение застанет где-то вдали от компьютера, всегда под рукой есть диктофон или мобильник с диктофоном. Но для записи студия должна быть оборудована по последнему слову техники — синтезаторами, бумбоксами, примочками.

— Осенью от вас ждут громкого возвращения?

— Я просто всегда стараюсь делать свою работу. Делать то, что от меня ждет публика. Когда приезжаю на концерты, вижу глаза людей, понимаю, что все-таки двигаюсь в верном направлении. Сейчас готовлю новую программу. Все изменится, это будет совершенно новая интересная музыка. У нас в стране так пока никто не делает.

— То есть, не смотря на ваше не присутствие в эфирах телевизионных каналов и радио, работа продолжалась?

— Всегда. Просто некоторое время я жил в Европе, потому что мне были нужны новые знания. — Я постоянно слушал музыку, ездил на концерты, общался с музыкантами. Ментальность каждой страны — будь то Италия, Франция, Англия, — своя: своя музыка, свой колорит, свое «изготовление» — скажем так, — этой музыки. Кто-то начинает с басов, кто-то — с фортепиано. И даже аппаратура разная. Но уровень один. И, кстати, практически все работают на Mac'ах.

Никита

— Интересно: какой у вас диапазон голоса?

— Давно не проверял. Голосу свойственно как растягиваться, так и сужаться. Несколько лет назад был 4 октавы. Сейчас может быть меньше, 3,5 — при желании можно довести до 4. Хотя, и 3.5 встречается редко.

— У кого?

— У Марайи Кэрри 5 октав — за счет микса, — высокого, как свист. У Сергея Пенкина. У Николая Носкова — у него голосина ого-го! Но если честно, это не важно. Можно петь и в одной октаве так, что зал будет стонать и рыдать от счастья и горя. Самое важное — когда публика переживает с тобой каждую эмоцию. Это раньше я думал: «4 октавы — и все!» Да, это занятно, это профессионально, это расширяет исполнительские возможности: можно спеть и так, и так. Но на самом деле это не главное.

— Какова роль продюсера в том, чтобы зал рыдал от восторга?

— Продюсер очень важен, но сейчас у меня его нет: я жду продюсера, который будет работать несколько по иной схеме — по той, которая актуальна во всем мире, когда продюсер не главенствует над артистом, а лишь подталкивает к определенным вещам. Он по сути является компаньоном. В нашей стране все иначе, поэтому продюсера у меня сейчас нет.

— Тяжело без такого компаньона?

— Нет, не тяжело. Просто все иначе. Но мне грех жаловаться. Я сейчас все внимание сосредоточил на музыке — на ее качестве, на отточенности поэтических мыслей. И для меня важно, чтобы каждый человек моей команды был занят своим делом. И все это вместе, наверное, спасает от размышлений на тему «Ой, как тяжело без продюсера».

— Где вы всему этому учились, чем занимались до того как стали успешным?

- Учился в нескольких местах. Единственное, что закончил — музыкальную школу, и ту экстерном. Два года проучился в Гнесинке и бросил учебу, потому что не понравился уровень преподавания. Потом уехал в Петербург, учился в Училище имени Мусоргского и в Академии Искусств. В Академии — высочайший уровень, но и там я не доучился — из-за того, что мне пришлось уехать в Москву. Но сейчас я думаю о том, что пора бы получить уже диплом о высшем образовании. А учиться — я естественно учусь всю жзинь, — у каждого неординарного музыканта, с которым сводит жизнь. Вот недавно позвонил старинный знакомый, великолепный питерский пианист, исполнитель мирового уровня, редко кто так играет. И сегодня я так рад, что мог с ним снова общаться. Знаете, так бывает — все время идешь вперед-вперед-вверх-вверх, и какие-то знакомые исчезают... Счастье, что потом такие люди появляются снова.

— О людях, которые исчезают и снова появляются. Известна история, как DJ Грув благословил вас на начало музыкальной карьеры и придумал сценическое имя. Вы до сих пор поддерживаете отношения?

— Вообще, все люди, которые были рядом когда я начинал — моя семья в первую очередь и друзья, — они все остались со мной. Не было трудностей. Не было звездной болезни. Только ощущение: ты об этом мечтал с детства, ты это получил. Но успех не помешал человеческим отношениям. С Женей общаемся до сих пор, но не так часто — и у него, и у меня много гастролей. Мы не перезваниваемся каждый день — да иногда эти ежедневные звонки не нужны, достаточно встречаться редко, «раз в сто лет», но при этом друг друга понимать.

Мои друзья — не из шоу-бизнеса. Среди них есть музыканты, режиссеры, но я не причисляю их к шоу-бизнесу; есть бизнесмены, которые остаются творческими людьми: открывают, например, музыкальную студию и дают там работать музыкантам — бесплатно, из любви к искусству. Я работаю в шоу-бизнесе, а живу...

— На пике популярности вас называли королем эпатажа. — Странный титул. Есть версии, почему?

— Я тоже не понимаю. Хотя, сейчас по-настоящему эпатировать никто и не может. Последними были группа «Тату». Эпатаж — это тоже талант, и вкус. — Чтобы было правдоподобно, органично. Когда я это делал, мне верили. — «О! — думали, — какой жесткий!»

Вообще, музыка должна быть коммерчески успешной. Как бы я сам не любил «не формат»: Богушевскую, Инну Желанную, мои устремления направлены на создание музыки, которую не только полюбят, но и будут покупать.

— Вот как раз при помощи Интернета «не формат» преодолевает инертность традиционных медиа — телевидения и радио.

— Скоро Интернет победит телевидение! Чтобы донести то, что ты делаешь до людей, уже сейчас достаточно Интернета. И я очень этому рад. Именно в Интернете я могу слушать то, что хочу я, а не то, что навязывают другие. Благодаря Интернету я узнаю, какие еще талантливейшие музыканты какую музыку делают. Я радуюсь этой свободе.

Екатерина Горелова

Никогда не говори навсегда
Никита
Он улетел, но обещал вернуться. И вот возвращается.  / Мнение / 11.08.08
Подробнее >>

Выделите и скопируйте код в буфер обмена